Волшебная сила искусства

О буднях художника у нас очень приблизительное представление. Собственно, сама эта профессия для многих остается загадкой. Художникам мы и немножко завидуем – ведь они создают Красоту, и отчасти сочувствуем – столько неопределенности в их жизни! Непрактичное в целом занятие...

Со своей стороны, художник скажет, что его и умения и талант – его капитал, который всегда можно пустить в ход, что его произведения дорого стоят. Но покупателя еще нужно найти – закричим мы!

Эта шутливая полемика выявляет основные позиции сторон, но вообще-то речь пойдет о том, что делает художник между выставками, где его рабочее место, и как можно заставить себя трудиться без начальника и без зарплаты.

                                                             

Рассказать об этом следует не только для удовлетворения любопытства. Роль и место художников в городе часто недооценивают, от них ждут или слишком много, или слишком мало. Часто художника отождествляют с его произведениями, судят по выставочной активности, но ведь художник – это и то, что он еще создаст, то есть, сам он, как ни странно это звучит, культурная ценность, производитель смыслов, заложенных в настоящих и будущих его произведениях. Таким образом, местные мастера – это “культурный банк” города, и даже если практическая польза от них не всегда ясна (вспоминается “Рационализатор” Аркадия Райкина с его предложением к ноге балерины “динамо машину присобачить, чтоб ток пошёл”), уважающему себя городу они просто необходимы. Поэтому не будет лишним познакомиться с этими замечательными людьми поближе.

Художник, впустивший нас сегодня в свою мастерскую Владимир Елисеев, экспонент всероссийских и международных выставок. Область его творчества – это керамика.

Он создает большие и маленькие по размеру произведения, многочастные объемные композиции и декоративные блюда, работает со всевозможными видами глины и техниками ее обработки. Как правило, в его керамике присутствует изображение, объемное либо рисованное: человек, животное, предметная и пространственная среда.

Керамика бывает очень разная, у Владимира Елисеева она веселая насмешница, кокетливая чудачка, прекрасная и соблазнительная. Формы его работ упругие, фактура либо скользяще-гладкая и блестящая, либо бархатистая и шероховатая, цвет – природный, естественный, и что бы он ни показывал в своей керамике – взять, к примеру, его огромный “Сапог” с изображением охоты – наши руки так и тянутся пройтись по глазурованной поверхности и ощутить ее сложный рельеф. Чувственная притягательность – одна из волшебных особенностей произведений художника. 

Мастерская – это всегда что-то очень личное. Произведение рождается из сердца, из глубин существа и полета воображения, и в своей мастерской художник – хозяин маленькой вселенной. Классическая студия – нечто вместительное, с мольбертами и палитрами, холстами и скульптурами. У Владимира Елисеева это довольно компактное пространство, помимо вышеперечисленного, здесь, что неудивительно, в изобилии керамика, книги, скромная меблировка, непритязательный мужской уют, хотя есть потрясающие вещи, например, старинное пианино с рельефами на стенке корпуса и канделябрами. Разумеется, художник не преминул исполнить несколько пассажей, и это было столь же органично его артистизму, как и занятия керамикой.

– Книги, музыка, размышления, уединение, рождение замысла… кажется, так это происходит? – спрашиваю я у Владимира Елисеева.

Он снисходительно улыбается…

Владимир Елисеев, который на публике нередко любит играть “парадоксами” и шутить, в своей мастерской становится спокойным и серьезным. Он показывает американский учебник для высших учебных заведений по прикладному искусству, куда он вошел как автор технологических разработок по керамике, листает российские, польские, корейские журналы, на страницах которых он сам и его произведения.

Технология… Тут же художник акцентирует: научить можно чему угодно, но этого недостаточно, нужно уметь видеть своим особенным зрением. Любуясь работами Владимира Елисеева в его мастерской и вспоминая его “Карнавал”, “Атлантиду”, “Воспоминание о Египте”, “Осеннее настроение” (в коллекции СХМ), хорошо понимаешь, о чем он говорит: о пропущенной через свое уникальное видение действительности, об оптике внутреннего мира, взлете фантазии, образе…

Конечно, и сам художник воспринимается мной – сегодняшним гидом по сочинским мастерским – через личное отношение и ощущение момента. В процессе общения что-то добавляется к прежнему портрету, происходят маленькие любопытные открытия. Например, что в мастерского Владимира Елисеева совершенно отсутствуют приметы современности, и что здесь так хорошо и тепло потому, что у новых вещей нет истории, а у этих, что вокруг в интерьере, она есть. Или, например, что подобные мастерские, возможно, последний оплот “неутилитарного” в мире всепроникающего прагматизма, настоящий отечественный антикитч! Кстати, с вопросами вкуса к нашим художникам старшего поколения можно обращаться смело, они росли в замечательную для профессионального становления эпоху. 

Уточним: наличие старого доброго шкафа в мастерской вовсе не признак ретроградства. Владимир Елисеев любит актуальную тематику, совсем недавно он выполнил ряд плакеток, посвящённых Фестивалю молодежи и студентов.

Собственно, что бы он ни делал, его произведения будут актуальны, потому что настоящее искусство вне моды. Покидая мастерскую, хочется сказать: керамистов в Сочи меньше, чем пальцев на одной руке, но даже если бы их было много, Владимир Елисеев – звезда первой величины, “национальное достояние” города. У такого специалиста должна быть масса серьезных заказов, не использовать его опыт и талант – непозволительная расточительность. 

Рассказ об очередной встрече с сочинскими художниками – в следующей статье цикла “В мастерского художника”.

Людмила ПАВЛОВА.

Опубликовано в газете "Черноморская здравница" №85 от 25.10.2017г.

Поделиться в социальных сетях:

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены