Магия вещей

Арт-проект “Люди Сочи. Фотоальбом” продолжает свою работу, итогом которой в этом году должна стать выставка. На сайт проекта http://sochi-face.ru/ каждый житель Сочи может загружать фотографии (пленочные) из прошлого своей семьи, наиболее художественные войдут в будущую экспозицию. Авторы проекта решили также включить в нее раздел “Магия вещей”. Подобно скульптуре, которая дополняет экспозиции живописи и графического искусства, эта ее часть не только пространственно обогатит выставочные залы, но и внесет новые смыслы, расскажет о времени, его эстетике, и конечно, о людях Сочи, и об их отношении к прошлому.

На сайте “Люди Сочи. Фотоальбом” есть литературные странички. Представляем небольшое эссе “Магия старых вещей” участницы проекта Елены ЯКОВИДИ.

О том, что окружающие нас вещи обладают собственным характером, мы все убеждаемся ещё в детстве. Скажете: это воображение, дети любят фантазировать. Став взрослыми, мы перестаем верить в то, что фарфоровые балерины живут своей жизнью, а гладкие мраморные слоники, которые так приятно охлаждают ладошку в жаркий летний день, смешно и важно танцуют, как в цирке, делают пирамиды, поддерживая друг друга отбитыми хоботами. А как же тогда быть с бабушкиным веером из сандалового дерева? Ведь он не был игрушкой, он был другом! Да-да, именно так, сейчас на склоне лет, мне это особенно хорошо видно. Молчаливый веер с магическим, никогда не вянущим загадочным ароматом, лежал в своей длинной коробочке со стеклянной вставкой-окошечком. Я чувствовала в нём родственную душу.

“Одиночество учит сути вещей, ибо суть их тоже одиночество”.

Итак, старые вещи. Что они значат? Чем нас влекут? Только ли наша личная память создаёт им удивительную ауру, притягательную невидимую оболочку? Что делает их “особыми” в чужих глазах?

Могу ли не вспоминать я
Тот запах White Rose и чая
И севрские фигурки
Над пышащим камельком…
Мы были: я – в пышном платье
Из чуть золотого фая,
Вы – в вязаной черной куртке
С крылатым воротником...

Вещи чаще всего обогащает принадлежность или соотнесённость с событиями. Если их хозяева или события, свидетелем которых они стали, достаточно велики, то и они становятся значимыми, входят в часть музейной коллекции, обретают новую жизнь. Да, она не такая уж и активная, зато надежная и долгая.

Предметы обихода, быта вокруг нас, часто меняются, и от этого кажется, что их век ограничен сроком годности или капризами моды. Мы легко расстаемся с фабричными сумками массового производства, ботиками из искусственной замши, с быстро почерневшим дешевым кулоном, купленным по акции в начале лета. И мечтаем о новых. А ведь совсем недавно всё было по-иному. Вещи были уникальны, неповторимы, рассчитаны своими создателями на долгие годы службы. Они призывались не только служить, но и радовать хозяина, а также делить с ним эмоции…

Пожалуй, это единственное, что может сделать из обывателя поэта. Хранить какой-нибудь пустой флакон духов, только потому что это был чей-то последний в жизни флакон духов, любить старый абажур или китайский фонарь, просто потому что таких сейчас уже нет, а когда их было много – нас ещё не было, ведь так могут думать только поэты.

Старый буфет извне
так же, как изнутри,
напоминает мне
Нотр-Дам де Пари

Держа в руках, к примеру, пару чьих-то старых перчаток, или старинную ложку, мы очаровываемся не самим прошлым, а тем эстетическим наполнением, которое получает обиходная вещь через соприкосновение с источником Прекрасного. Ведь Прекрасное способно существовать внутри любой человеческой жизни, даже в самые обыденные моменты.

Потели стекла двери на балкон.
Их заслонял заметно зимний фикус.
Сиял графин

Не чертоги и дворцы, не пятилетки и комсомольские ячейки, а выбранный взглядом свет, преломившийся сквозь самый банальный предмет эпохи – графин. Это сияние графина вдруг высвечивает в обычном человеке поэта, ребёнка, взрослого, объединяет память поколений, щемит сердце ностальгией.

Главное в поэзии вещей не в том, что они говорят нам, а в том, что ими не сказано. В них живет магия умолчаний, в них живут и манят к себе загадки человеческой природы и тайна Прекрасного.

В тексте использованы стихи И.Бродского, М.Цветаевой, Б.Пастернака.

НА СНИМКЕ: Фарфоровая пара "Сплетницы", СССР. 1960-е годы. ЛЗФИ, скульптор – Л. Сморгон, А. Дегтярев.

Опубликовано в газете "Черноморская здравница" №10 от 07.02.2018г.

Поделиться в социальных сетях:

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены


Другие материалы в этой категории: « Я вернусь - Наследие спорта на улице Советской »