Художник и море

Зимой море прекрасно. В ясную погоду бескрайняя водная гладь переливается на солнце чистой бирюзой. Иногда волны подпрыгивают за чайками, а порой птицы ныряют в волны за вкусной рыбешкой…

Олег Трегубов – художник в самом широком смысле этого слова. Почти каждый год в начале южной зимы он приезжает в Сочи из родного Саратова, чтобы, побродив по пустынному берегу, собрать исходный материал для своих новых работ. Саратовца интересуют причудливые коряги, которые выбрасывает море во время шторма. Он с нетерпением ждет следующего дня, чтобы отправиться на пляж за новыми идеями и заготовками.

– Олег, вы, наверное, любите шторм?

– Очень люблю. Нравится, когда море рассеивает в воздухе брызги, когда по-настоящему можно дышать морем и надышаться. Однако в творческом плане меня интересует следующий после шторма день.

– Это почему?

– Волны выбрасывают очень много разных коряг, они причудливы и, бывает, так обточены волнами до идеальной гладкости, такую не сделаешь и на столярном станке. Я выбираю коряги, в которых вижу смысл и сюжет.

– Какой, например?

– Недавно нашел корягу в виде исполинского дракона. Казалось, его занесло на берег из сказки – сучки напоминали головы, ветки – лапы. Прямо драконище чудо-юдовое.

– Можно сказать, вы маринист своего дела, скульптор по дереву.

– Конечно, меня нельзя так назвать. Да и скульптором я себя не считаю, скорее всего я столяр, хобби которого делать из дерева разные симпатичные штучки. Иногда море выбрасывает коряги из очень дорогих пород – граб, бук, дуб. Если бы пришлось покупать такие заготовки, цена на них была бы очень высокой. Да и потом мне нравится, что коряги имеют как бы налет древности, по ней не определить возраст. Впрочем, я и не задаюсь такой целью.

– А какие из последних своих морских работ вам самому понравились?

– Нашел недавно несколько пеньков, которые напоминали головы известных в мире политиков. Например, пусть на меня не обидятся, был пенек очень похожий на Барака Обаму, еще два пенька на наших партийных политиков из Госдумы. Не буду называть фамилии, чтобы они не обиделись, хотя понимаю, море и я сделали просто дружеский шарж на них. Кстати, вы же знали деревянную скульптуру на сочинском пляже?

– Какую?

– Нептуна на “Приморском”, а в парке “Ривьера” была знаменитая “Сова”. Над ней тоже поработало море.

– Олег, а вы участвуете в выставках?

– Нет. Я делаю свои скульптуры для души и в принципе меня не волнует мировое при- знание. Помните, как-то российскому математику присудили высочайшую премию, а он даже не захотел ее получать.

Он человек творческий, и то, что для многих является смыслом жизни, для него не играет никакой роли. Я, например, человек не бедный, и мне не надо думать о хлебе насущном. В своем творчестве я свободен, и если мне завтра захочется собирать коряги на берегу Тихого океана, я без особых проблем полечу туда.

– А на берег Атлантического?

– И на берег Атлантического, если надо, полечу. Кстати, там никогда нет проблем со штормами и на одном шторме, наверное, можно собрать целую выставку. Правда, для этого надо взять длительный отпуск. Пока я вырвался в Сочи всего на несколько недель, сразу после того, как пляжи освободились от отдыхающих. Знаете, мне иногда очень хочется поработать в роли пляжного дворника. Мне кажется, я трудился бы очень вдохновенно, не жалея ни времени, ни сил.

Гайнан БОЧКАРЕВ.

Опубликовано в газете "Черноморская здравница" №141 от 13.12.2016г.

Поделиться в социальных сетях:

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены