Как это было: газетные свидетельства

Революционные события 1917 года отразились на социально-экономическом развитии и общественно-политическом движение страны в целом. Этому способствовала продолжающаяся война Российской империи с Германией и в первую очередь отречение царя Николая II от престола. Жители посада Сочи, который в 1917 году получил статус города, стали свидетелями крушения монархии и далее временного правительства, прихода к власти через восстание большевиков в Петрограде в октябре 1917 года.

Понять и проследить реакцию населения Сочи на события октября 1917-го можно путем обзора статей сочинской газеты “Солдат и рабочий”, которая представляла сочинский совет рабочих и солдатских депутатов, состоявший в основном из социалистов-революционеров и социал-демократов (меньшевиков). Необходимо отметить, что представители указанных политических течений пользовались авторитетом среди населения Сочинского округа и в своей агитации особое внимание уделяли выборам в Учредительное Собрание, призванное определить форму правления и конституцию в России после Февральской революции.

Сведения о случившемся восстании в Петрограде и захвате власти большевиками опубликованы в №72 газеты “Солдат и рабочий” от 26 октября 1917 года:

“ОБЗОР ПЕЧАТИ. Мнение меньшевиков социал-демократов о выступлении большевиков. Издающаяся в Тифлисе газета ”Борьба”, орган Закавказского Областного и Тифлисского комитетов РСДРП посвящает передовицу в номере от 27 октября выступлению большевиков и захвату ими власти в стране. Газета говорит, что с.-д. меньшевики не раз высказывались против попыток захвата власти рабочим классом и революционными организациями…

“Если мы не примем всех имеющихся в нашем распоряжении средств, для решения конфликта путем соглашения в среде самой демократии, мы не сможем избегнуть гражданской войны, не сможем предохранить революцию и рабочий класс от разгрома, и рабочий класс нам никогда этого не простит”.

Резолюция Исполнительного Комитета Тифлисского Совета рабочих и солдатских депутатов.

На состоявшемся 25 октября заседании Исполнительного Комитета была принята следующая резолюция, предложенная тов. Жордания:

Выступление большевиков в Петрограде в случае или временной удачи, или немедленного его подавления силою оружия неизбежно приведет к торжеству контрреволюции и гибели завоеванных свобод. Интересы революции диктуют необходимость мирной ликвидации восстания на основе соглашения всей революционной демократии в духе создания демократической власти, без цензовых элементов с условием созыва Учредительного Собрания в назначенный срок.

Резолюция принимается 26 голосами при 27 воздержавшихся большевиках и соц.-рев., которые предложили воздержаться от вынесения резолюции до выяснения положения дел”.

Нужно полагать, что информационное сообщение Сочи с Грузией было лучше налажено, чем с Петроградом и Москвой. Кроме этого, на страницах газеты было размещено следующее объявление, характеризующее отношение между объединением социалистов-революционеров и меньшевиков с большевиками:

“Общее Собрание Сочинской организации Российской Социал-Демократической Рабочей Партии (большевиков) состоится в субботу 4 ноября в бюро партии.

Порядок дня:

1) Прием новых членов,

2) Выборы Комитета,

3) Ликвидация дел с меньшевистской организацией,

4) Вопрос о захвате земли в Новых Сочах,

5) Текущие дела. Начало в 7 часов вечера. Товарищи, не опаздывайте!

Комитет”.

Следовательно, происходит консолидация сочинских большевиков, которые ставят вопрос о размежевании с меньшевиками, последние, можно сказать по-товарищески, предоставляют своим оппонентам публиковать объявления на страницах газеты, принадлежащей эсерам и меньшевикам.

Предположение о ненадежной связи между основными Российскими центрами и окраинными регионами подтверждается, т.к. газета “Солдат и рабочий” 27 октября 1917 г. информирует сочинцев:

“Занятие телеграфа военно-революционным комитетом. ПЕТРОГРАД. 25 октября. (Срочно). Петроградское телеграфное агентство уведомляет, что, будучи занято комиссаром военно-революционного комитета и вооруженными силами, лишено возможности передавать о происходящих событиях”.

В этом же номере газета публикует телеграмму из Тифлиса:

“Телеграмма военного комиссара Кавказского военного округа. В грозный час неимоверных страданий измученной родины нашей под ударами жестокого врага, захватившего Балтийское побережье, стоящего у ворот Петрограда безумные и бесчестные люди, прикрываясь лозунгами мира и братской справедливости, подняли мятеж против революции и временного правительства, призванного по воле освобожденного народа охранять завоевания революции. Безумное посягательство на суверенные права народа перед лицом неприятеля есть прямая измена России и революции. Настал последний час борьбы, час смерти или возрождения, нет никаких сомнений, что войска кавказского военного округа останутся верными свободе и временному правительству и заклеймят тех, кто своим мятежом осуществляет план германского императора. Мы объявляем их врагами народа, изменниками отечества и призываем вас, доблестные офицеры и солдаты российской республики, по первому зову правительства стать с оружием в руках на защиту революционных завоеваний.

Военный комиссар временного правительства при кавказском военном округе Владимир Гобечия”.

По поводу выступления большевиков в Петрограде газета “Солдат и рабочий” 27 октября публикует речь председателя временного правительства А.Ф. Керенского, произнесенную 24 октября на собрании временного совета республики в Петрограде. Керенский в своем выступлении обвиняет государственного преступника Ульянова-Ленина, призывающего пролетариат и войска повторить опыт 3 и 5 июля 1917 г., т.е. приступить к немедленному восстанию. Керенский указывал, что лица, предлагающие открыть фронт для германских войск, подлежат ликвидации, поэтому он искал поддержку среди членов временного совета в решении изолировать Ульянова-Ленина и его сторонников. В основном Керенский был поддержан большинством членов временного совета, но время для решительных действий бесповоротно потеряно.

В газете “Солдат и рабочий” №74 от 28 октября 1917 г. опубликован приказ верховного главнокомандующего:

“… Приказываю всем начальникам и комиссарам во имя спасения родины сохранить свои посты, как и я, сохраняю свой пост верховного главнокомандующего впредь до изъявления воли временного правительства и республики. Приказ прочесть во всех ротах, командах, сотнях, эскадронах и батареях, на судах и всех строевых командах.

25 октября. Псков. А. Керенский”.

И только 29 октября 1917 г. в газете “Солдат и рабочий” появились заметки, освещающие октябрьские события накануне восстания большевиков:

“На экстренном собрании полковых комитетов, созванного по инициативе Петроградского Совета после доклада Троцкого о текущем моменте были вынесены следующие резолюции, оглашенные Троцким, принятые подавляющим большинством: Первая резолюция о военно-революционных комитетах: приветствуя образование военно-революционных комитетов, гарнизон Петрограда обещает военно-революционным комитетам полную поддержку во всех шагах, чтобы теснее связать фронт с тылом в интересах революции.

Вторая резолюция: Петроградский гарнизон заявляет, что 22 октября он приглашает всех солдат и рабочих к мирному подсчету своих сил. Всякая контрреволюционная попытка внести смуту в революционные ряды встретит беспощадный отпор.

Третья резолюция: Присоединяясь ко всем первым решениям Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, заявляем, что в настоящее время страна пришла на край гибели. Армия требует мира, крестьяне требуют земли, рабочие работы и хлеба. Коалиционная власть против народа. Она действует в интересах врагов народа. Советы должны взять власть и требовать мира, земли и хлеба. Это спасет революцию и народ. Вся власть Советам. Немедленное перемирие на всех фронтах, земля крестьянам. Честный созыв Учредительного Собрания в назначенный срок. Петроградский Совет обращается к вам с этим призывом и обещает отдать все силы до последнего человека для выполнения этих требований. Мы все стоим на своих постах, готовые победить или умереть.

Троцкий заявляет, что резолюция о дне 22 октября должна рассматриваться не как призыв к демонстрации боевых сил, а лишь к подсчету своих сил”.

В этом же номере газеты публикуется сообщение подполковника Ковалевского из ставки верховного главнокомандующего. Жирным шрифтом выделена информация, на которую делал упор автор, но следует обратить внимание также и на его сообщение о безразличии населения столицы, что характерно было для Сочи и страны в целом:

“Положение в Петрограде.

Ставка. Сообщаю обстановку данного момента в Петрограде.

Невский до Мойки свободен для движения, от Мойки до Зимнего дворца и кругом его патрулей из матросов и солдат петроградских полков не пропускают никого, остальные улицы свободны для движения даже трамвайного. Вокзалы, телеграф и телефон заняты восставшими войсками, около Смольного, где помещается штаб восставших войск, дежурят два броневика и несколько пулеметов на автомобилях, в общем же на улицах спокойно, столкновений в течение дня почти не было, толпа на улицах и в трамваях поражает своим безразличием. В думе заседает сейчас комитет спасения революции из представителей думы и той части Центрального Комитета, которая удалилась из Смольного, порвав с большевиками.

Случаев погрома не было. Фактическое соотношение сил таково, что до позднего вечера, когда началась осада Зимнего дворца, восстание происходило бескровное, восставшие снимали правительственные посты без всякого сопротивления. План восстания, несомненно, был заранее разработан и проводился стройно.

Комитет спасения никакими силами не обладает.

Крейсер “Аврора” подошел к Николаевскому мосту и обстреливал Зимний дворец, где собрались члены Временного Правительства, охраняемые юнкерами. Около полуночи Зимний дворец был взят приступом с большими потерями с обеих сторон, члены правительства арестованы. Вначале восставшие не проявляли решимости, но почувствовав отсутствие сопротивления, стали быстро захватывать главные учреждения. Большевики растеряно ищут поддержку в других слоях, говоря о совместной работе.

Ленин, выступая в Петроградском Совете, заявил, что немедленно мира ждать невозможно и решительная политика мира не означает немедленного прекращения войны, как сложится власть, сказать трудно, но можно предвидеть, что социалисты-революционеры, меньшевики, кооператоры и все что вправо от них – участия во власти иметь не будут.

Есть сведения, что Верховный Главнокомандующий Керенский в Пскове и, что войска, идущие на Петроград, остановлены главнокомандующим северным фронтом, чтобы избежать кровопролития.

Комиссар при ставке верховного главнокомандующего, подполковник Ковалевский”.

В газете от 29 октября 1917 г. упоминалось, что три дня отсутствовало телеграфное сообщение, поэтому как отреагировали общественно-политические движения России на события в Петрограде, в Сочи информация не поступала.

По мере получения сведений о восстании большевиков в Петрограде, последовала реакция на эти события со стороны Сочинского совета рабочих и солдатских депутатов, деятельность которого была освещена в двух заметках в газете “Солдат и рабочий” от 31 октября 1917 г. В первой заметке сообщалось:

“Сочинский Революционный Комитет.

Благодаря последним политическим событиям возникла острая необходимость в создании особого органа, который до разрешения создавшегося кризиса должен взять в г. Сочи и Сочинском Округе всю власть в свои руки.

Для разрешения этого вопроса созвано в субботу 28 октября совещание из представителей всех демократических организаций, политических партий и профессиональных союзов, которое признало, что Сочинский Совет Рабочих и Солдатских Депутатов должен выделить из своей среды для этой цели Революционный Комитет.

В заседании Совета от 29 октября Комитет был создан в составе 15 человек и немедленно приступил к исполнению своих обязанностей. Объявляя об этом во всеобщее сведение, Революционный Комитет предлагает всем гражданам и учреждениям точно согласовать свои действия с распоряжениями Революционного Комитета. Серьезность создавшегося положения и тяжесть лежащей на Комитете ответственности заставляют сказать, что Комитет, в случае попыток к погромам, грабежам и вообще созданию беспорядков, не остановится ни перед какими мерами, в чем бы они не выражались. Имея в своем распоряжении все средства воздействия, до вооруженной силы включительно, и опираясь на все демократические силы, политические и профессиональные организации. Комитет предлагает всем нуждающимся в защите своих прав обращаться к нему за содействием.

Начиная с 30 октября в помещении Исполнительного Комитета (Пластунская ул. д. Акритаса, Военный Клуб) находится безотлучно дежурный член Революционного Комитета. Телефон 210).

Революционный Комитет”.

Во второй заметке сообщалось о расширении состава революционного комитета за счет окружного (гражданского) комитета и городской думы: “СОЧИНСКАЯ ЖИЗНЬ

В Совете Рабочих и Солдатских Депутатов. Экстренное совещание.

28 октября состоялось экстренное совещание всех Сочинских демократических организаций, для обсуждения событий, совершающихся в Петрограде.

После долгих и горячих прений предложены были две резолюции – большевиков и соц.дем. меньшевиков. Ни та, ни другая резолюции не были приняты. После чего большевики сняли свою резолюцию и присоединились к резолюции почтово-телеграфных служащих, гласящей о необходимости передать власть советам р. и с. д. и в частности выделении из состава сочинского совета революционного комитета.

Резолюцию эта не собрала абсолютного большинства голосов.

29 октября в 8 часов вечера состоялось заседание совета р. и с. д. для обсуждения текущего момента и выборов революционного комитета.

Открыв заседание Тер-Григорьян прочел полученные телеграммы.

В виду неясности принятой накануне резолюции, в которой говорится, что революционный комитет выбирается из совета и что он должен состоять из представителей всех демократических организаций, возникает вопрос – нужно ли дополнить революционный комитет представителями, не входящих в него демократических организаций, как-то городское самоуправление и окружного комитета.

Представители большевиков указывают, что революционный комитет надо выбирать только из данного состава Совета, иначе комитет будет громоздким.

Сторонники другой точки зрения напоминают, что в Сочи нет Совета Крестьянских Депутатов, поэтому тем более нужно включить представителей окружного комитета и городской думы, чтобы комитет по возможности опирался на все группы населения.

Предложение включить представителей городской думы и окружного комитета отклонено.

Обсуждался вопрос о предоставлении места в совете членам партии “Дашнакцутюн”, уже несколько месяцев тому назад добившейся этого права.

Постановлено принять членов этой партии в таком же количестве, как и от другой партии, т.е. 5 чел. Члены партии “Дашнакцутюн” тотчас заняли свои места.

Места в революционном комитете распределены следующим образом: политическим партиям – 6 мест; военным организациям – 3; профессиональным союзам – 4; комиссару и начальнику гарнизона места в революционном комитете предоставлены.

Во время перерыва фракции выбрали своих кандидатов.

После перерыва поступило следующее заявление: не разделяя точки зрения о переходе в его руки власти и не принимая на себя ответственности за последствия этого шага – партия соц. рев. (центр) и фракция соц. дем. меньшевиков, рассматривая создаваемый революц. комитет, как орган спасения революции в интересах защиты ее завоеваний, считают себя обязанными принять участие в работе революционного комитета и вместе с тем указанные партии считают отказ большинства Совета допустить представителей гражд. комитета и городской думы вредными для дальнейшего развития революции, т.к. может повлечь разрыв революционного фронта.

К заявлению присоединилась и партия “Дашнакцутюн” и народ. соц., а также союз учителей Сочинского округа, в лице своего представителя, заявившего, что он считает необходимым это сделать, в виду отрицательного отношения союза к передаче власти советам р. и с. д. список утверждается полностью”.

Таким образом, восстание большевиков в Петрограде в октябре 1917 г., не было осуждено общественно-политическими движениями Сочинского округа, т.к. информационное сообщение было прервано, в связи с чем, позиция руководства российских политических партий не доведена до сведения сторонников в регионах.

Отречение царя от престола и деятельность временного правительства негативно отразилась на всех слоях общества, что привело к безразличию населения к происходящим событиям внутри страны.

Сочинские социалисты-революционеры и социал-демократы меньшевики, которые превалировали в совете рабочих и солдатских депутатов, отстояли свое мнение о том, что сочинский революционный комитет должен состоять из всех слоев общества. Поэтому в состав революционного комитета были включены члены сочинских окружного (гражданского) комитета и городской думы, что соответствовало демократическим идеалам и подразумевало наличие ответственности за принятие решений революционным комитетом представителей всех общественно-политических движений и учреждений.

К. ТАРАН, председатель Сочинского отделения Российского общества историков-архивистов.

Опубликовано в газете "Черноморская здравница" №91 от 15.11.2017г. 

Поделиться в социальных сетях:

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены


Другие материалы в этой категории: « Сочи – уникальный курорт -